«Десятка» за частушку » Официальный сайт муниципального образования «Мирный»
 
Старая версия сайта доступна по адресу www.old.mirniy.ru. Поддержка старой версии не производится. Администрация сайта.
Вы не авторизованы на сайте
 
 





«Десятка» за частушку

Опубликовано: 3-11-2017, 09:30

«Десятка» за частушку30 октября вспоминали жертв политических репрессий - есть такая дата в российском календаре. В Мирном проживает двадцать восемь человек, прошедших адскую «машину» репрессий. С одной из них я встретилась накануне памятной даты. Так вышло, что моя собеседница, Тамара Ивановна Маркс, мало говорила, ссылаясь на то, что она уже многое забыла. Написать эту статью удалось с помощью специалистов ОСЗН г. Мирного; им пенсионерка рассказывала о своей жизни ранее. Кроме того, существуют ответы из архивов, различные справки и другие бумажные подтверждения ее непростой судьбы. Конечно же, я воспользовалась энциклопедическими, справочными данными и открытыми интернет-источниками

Тамара Ивановна родилась 8 марта 1930 года в Перми в семье обрусевших немцев. У ее родителей были вполне русские имена: папа – Иван Федорович, мама – Екатерина Константиновна, а вот фамилия была звучная, немецкая – Маркс. Пожалуй, одна только фамилия и говорила о немецких корнях этой семьи, ведь они давно уже жили на русской земле, по русским законам и говорили на русском языке, вот только в документах в графе национальность у них было написано – немец.

Появление немцев в России отмечено в средние века, немецкие специалисты приглашались в Россию при Иване Грозном, Петре I. Плановое заселение России немецкими крестьянами-колонистами началось в 1763 г. при Екатерине II и длилось до 1842 г. Появление немцев в Прикамье относится к XVIII в.

Не одно поколение немецких переселенцев считало Россию своей родиной, а как же иначе, ведь они здесь появлялись на свет, жили, создавали семьи, рожали детей, умирали… Но, как показывает история, когда в судьбы людей вмешивается политика (а она, как известно, штука непостоянная), тогда случаются трагедии. Так было и с нашей страной. Революции, перевороты, гражданские и мировые войны «перепахали» миллионы жизней простых граждан. Вот и Тамаре Ивановне суждено было родиться в смутное время. Самое начало 30-го… Советская власть второе десятилетие «у руля» и всеми силами удерживает, а точнее, навязывает, свой авторитет. Сотни тысяч граждан нашей страны, так или иначе посмевших выразить несогласие с новыми порядками, расстреляны, замучены или брошены в тюрьмы и лагеря. Не избежали «зачистки» и немцы Прикамья. Основная часть их оказалась неугодна новой власти лишь по национальному признаку. Одного за другим их арестовывали, предъявляли нелепые обвинения и отправляли отбывать наказание в многочисленные лагеря.

Недолгим был период детства в те времена. Когда Тамара была совсем маленькая, не стало ее мамы, она умерла от туберкулеза. Вскоре умер и отец. Тамару взяла к себе бабушка. Так и жила девочка, толком не понимая сути происходящего, не вникая в перипетии взрослой жизни. После того, как не стало бабушки, Тамару определили на воспитание к сестре ее отца, тете Вале. Шло время… Дети жили своей детской жизнью, играли, шутили, мечтали (несмотря ни на что), а молодая советская власть зорко следила за каждым словом, за каждым шагом, за настроением и поведением граждан, будь он хоть младенцем. Так получилось, что детская наивность Тамары сыграла роковую роль в ее жизни…

…Свое «преступление» она совершила в самый разгар Великой Отечественной войны, в 1942 году; ей тогда едва исполнилось 12 лет…

Это была частушка. Кто-то спел, она запомнила, потом повторила… Потом одна взрослая девушка попросила ее еще раз спеть ту самую злосчастную частушку, но уже в присутствии дяденьки из соответствующих органов (глупый ребенок не догадывался, что такие частушки не то, что петь, даже знать было запрещено). В частушке звучали (страшно подумать!) имена Ленина и Сталина, и еще было что-то про хлеб и мясо. Дяденька послушал плоды «народного творчества» и сделал определенные выводы. В этот же день малолетнюю нарушительницу общественного порядка (ни больше, ни меньше) забрали из дома и увели в неизвестном направлении. Позже тетя узнала, что Тамару определили в Туринскую детскую колонию, так сказать, на перевоспитание.

Свободное общество будущего тогдашние коммунистические лидеры пытались построить за счет подневольного труда, на который они обрекли немалую часть советского народа. На практике же это выглядело так: рядом с любым крупным объектом, возводимым в соответствии с пятилетними планами, всегда создавался очередной лагерный пункт, огражденный высоким забором с колючей проволокой. К 1942 году ГУЛАГ (Главное управление лагерей и мест заключения) достиг своего «черного» расцвета. В системе ГУЛАГ состояло более тридцати тысяч (!) мест заключения, в том числе это были исправительные колонии и лагери для несовершеннолетних. Создание системы специальных детских учреждений в структуре НКВД СССР предусматривало «перевоспитание» детей всех социальных групп, формирование у них «коммунистического мировоззрения». Параллельно осуществлялась их эксплуатация. О своем пребывании в колонии Тамара Ивановна почти ничего рассказать не смогла, лишь вспомнилась ей жидкая баланда (супчик из воды и крупы), да тяжелые мешки, которые их заставляли таскать. И еще одну подробность поведала. Женщины из санчасти со слезами наблюдали за таким «детством», и очень жалели ее – маленькую хрупкую девчонку… Чтобы избавить ребенка от непосильного труда, одна из медсестер намеренно сломала Тамаре ногу, чтобы она смогла некоторое время отлежаться на больничной койке. Страшно представить, какому риску подвергала себя сердобольная женщина, избавляя ребенка, хотя бы и временно, от принудительного труда.

Коммунистическое мировоззрение у девочки-подростка формировали четыре года. Однако, когда Тамаре в марте 1946 года исполнилось 16 лет, ее не спешили отпускать из детской колонии. Теперь уже она достигла возраста уголовной ответственности и ее «перевоспитание» было решено продолжить, только уже в другом заведении, для взрослых. Новый срок начал «тикать» с 29 апреля 46-го, а ее «дело» рассматривалось в суде 15 июня того же года. Тогда по решению Судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда Тамару обвинили по статье 58-10 («Пропаганда или агитация, содержащие призыв к свержению, подрыву или ослаблению Советской власти или к совершению отдельных контрреволюционных преступлений»). Советская власть никак не могла простить девчонке ту «крамольную» частушку и еще, видимо, ее немецкого происхождения…

Этот период жизни Тамары Ивановны я описывать не берусь, потому что много нестыковок… В справках, полученных из архивных данных и предоставленных ею самой, указано, что пятилетний срок (с апреля 1946 по апрель 1951 гг.) Тамара Маркс отбывала в городе Комсомольск-на-Амуре Хабаровского края. Там раскинулась сеть исправительно-трудовых учреждений Нижамурлаг. В течение советского периода нашей истории считалось, что все здешние промышленные предприятия, жилой фонд и коммунальное хозяйство были возведены руками тысяч комсомольцев-энтузиастов, добровольно съехавшихся сюда со всей страны. Открыто говорить о том, что при строительстве Комсомольска-на-Амуре использовался принудительный труд тысяч заключенных (большинство из которых – политические) было строжайше запрещено…

И все-таки 29 апреля 1951 года срок исправления Тамары Ивановны подошел к концу. Она выжила, не сломалась; вернулась в Пермь, к тете. Сразу же приняла решение поменять фамилию и отчество, чтобы не вызывать подозрений у представителей власти и спрятать свои немецкие корни как можно дальше, стереть их с лица земли, вытравить из анналов  праведного коммунистического общества. Так она стала Тищенко Тамара Михайловна (фамилию позаимствовала у своего двоюродного брата). На тот момент ей было 22 года. Половину своей недолгой на тот момент жизни она была несвободна, ведь советский режим посчитал ее своим врагом. После освобождения девушка много поездила по стране, свыклась с новым именем. Она жила и работала в Калининграде, в разных городах Казахской ССР, в других регионах; была замужем, родила двоих сыновей. Судьба привела ее в Архангельскую область, в деревню Кодино, там она и проживала одна, пока старший сын не перевез ее в Мирный.

Лишь в 1991 году новое руководство новой страны открыто заговорило о миллионах репрессированных граждан и тогда же на свет появился особый закон «О реабилитации жертв политических репрессий». Справки о реабилитации выдавались пачками, ведь почти в каждой семье были невинно осужденные. К сожалению, многие так и не узнали о том, что оправданы… Вот и Тамара Ивановна Маркс в августе 2000 года заключением прокуратуры Свердловской области как необоснованно репрессированная по политическим мотивам, признана подвергшейся политической репрессии и реабилитирована.

ФАКТ. «За годы Советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам.

Осуждая многолетний террор и массовые преследования своего народа как несовместимые с идеей права и справедливости, Федеральное Собрание Российской Федерации выражает глубокое сочувствие жертвам необоснованных репрессий, их родным и близким, заявляет о неуклонном стремлении добиваться реальных гарантий обеспечения законности и прав человека. Целью настоящего Закона является реабилитация всех жертв политических репрессий, подвергнутых таковым на территории Российской Федерации с 25 октября (7 ноября) 1917 года, восстановление их в гражданских правах, устранение иных последствий произвола и обеспечение посильной в настоящее время компенсации материального ущерба».

Закон РФ от 18.10.1991 N 1761-1 (ред. от 09.03.2016)

«О реабилитации жертв политических репрессий»

Вскоре женщина решилась вернуть родительскую фамилию и отчество, от которых была вынуждена отказаться более чем на пол века. Специалисты ОСЗН помогли сделать запросы в соответствующие органы, чтобы подтвердить ее биографические данные. Так в 2009 году женщина, которую все знали как Тамару Михайловну Тищенко стала Тамарой Ивановной Маркс и уже смогла свободно называться именем и фамилией, доставшимися ей от родителей.

…Это наша история, какой бы страшной и позорной она не была. Теперь уже многое становится понятно. И то, что так долго удавалось срывать правду о тех годах - все население страны было так запугано репрессиями, что даже говорить о своем прошлом боялось. И то, что моя 87-летняя собеседница не хочет вспоминать о десяти годах, проведенных в заключении, и ее недоверчивость ко мне, новому для нее человеку, который вдруг начинает расспрашивать о прошлом… И ее оброненные во время беседы слова: «Вы что, хотите снова меня посадить?». Я отшутилась, а она снова и снова твердила: «Не помню»…

Да, им страшно вспоминать, но мы, ныне живущие поколения, не можем не помнить, мы должны осознать, проникнуться и сделать все, чтобы не допустить подобное…

Материал подготовила Людмила Корепанова






 
 
 Город и люди
О городе
Предприятия города
Совет молодежи Общественные организации
Жизнь города Справочная информация
 
 
МО «Мирный» © 2005-2017 гг. 164170, г. Мирный, Архангельская обл., ул. Ленина, 33.
При использовании материалов ссылка обязательна. Для замечаний и предложений.
Яндекс.Метрика